Стр. 94 - Tarkaev-1

Упрощенная HTML-версия

94
Жизнь интересна
. Памяти Александра Таркаева посвящается
ческом центре Национального управления США по аэронавтике и
исследованию космического пространства (NASA, Хьюстон, Техас).
Русский и английский – это два языка, знание которых необходимо
для всех астронавтов, проходящих подготовку к работе на между-
народной космической станции. Весь поддерживающий персонал
также должен был пройти обучение обоим языкам. «Живой Русский
Язык!» – это инструмент, который вплоть до сегодняшнего дня всё
ещё используется в учебных материалах NASA для знакомства с рус-
ским языком. Мы с Александром Никитичем обычно говорили, что,
выражаясь образно, мы «прикоснулись» к каждому астронавту, ко-
торый летал в космос, а также к каждому техническому специали-
сту наземных служб Хьюстона. И мы считали это величайшим до-
стижением нашего совместного проекта.
Тот опыт и мастерство, которые я приобрёл во время работы с
Александром Никитичем, сделали мой мир намного больше. Це-
лым рядом своих последующих успехов в области компьютерного
обучения и разработки учебных материалов я обязан многосторон-
ним и богатым отношениям с этим необычным человеком. По за-
вершению проекта «Живой Русский Язык!» я получил приглашение
посетить несколько университетов в Южной Африке. Это было сра-
зу после отмены апартеида и избрания Нельсона Манделы на пост
президента. В то время в Южной Африке возобновился интерес к
местным языкам и тогда многие захотели изучать Зулу и Коза.
Используя модель, которую мы с Александром Никитичем раз-
работали в Казанском и МакМастерском университетах, я начал
сотрудничество с Тандиве Нкхумало, преподавателем языка Зулу в
университете Уитватерсрэнд в Йоханнесбурге. Вместе мы создали
более скромную версию программы «Russian Alive!». для англого-
ворящих обучаемых, которая называлась «Funda Isi Zulu!». («Учите
Зулу!»). Это был первый учебник Зулу, созданный в Южной Африке
после апартеида. Думаю, Александр Никитич понимал, что, даже не
принимая непосредственного участия в этом проекте, духовно он,
тем не менее, присутствовал в его результатах.
В обществе Александра Никитича моя жизнь стала богаче. А сей-
час, без него, она обеднела. Но память о нём и его дух живут во мне,
как и во многих других, к чьим жизням он прикоснулся, независимо
от того, знают они об этом или нет…