Стр. 68 - Tarkaev-1

Упрощенная HTML-версия

68
Жизнь интересна
. Памяти Александра Таркаева посвящается
поездок в обычном понимании этого слова. У папы был двенадца-
титомник всеобщей истории искусств, прочитанный им от корки до
корки. У бабушки с дедушкой – огромный, три на три метра, стел-
лаж, прочитанных папой книг. Мама тоже много читала. Когда мои
родители приезжали во Францию, Италию, Америку, для них каж-
дый камень был наполнен особым смыслом. Это был другой Париж,
другой Милан, другие Нью-Йорк или Атланта. Для понимающих лю-
дей это другие города. К сожалению, основная масса поездок носила
деловой характер.
Были возможности остаться жить за границей. Но что делать в
сытой размеренной Швейцарии человеку с такой энергией, какой
обладал папа? Тихо пойти преподавать в университет.., а самореали-
зация?.. Ему там было бы скучно. Он не смог бы жить без политики,
без общественной деятельности, без самовыражения в обществе.
В политику папа попал раньше, чем в бизнес, с началом пере-
стройки, с избирательной компанией ректора КГУ Александра Ко-
новалова. Уже тогда папа активно работал над демократическими
переменами в обществе.
Папа часто плыл против течения. Не считал, что плыть по тече-
нию обязательно. Политическое признание – это попытка изменить
общество, сделать жизнь чуть-чуть правильнее. У папы это было по-
требностью.
Если есть мысль, ею хочется поделиться. Некоторые пытаются
протолкнуть свою точку зрения лишь эмоциями и активностью, но
любимая папина фраза, что «надо быть, а не казаться», заставляет
глубже анализировать происходящие явления.
Часто применяемые методы приводят к фальсификации резуль-
тата. Происходит насаждение внешних проявлений. Соотношение
формы и содержания в целом перевешивает в сторону формы, а со-
держания нет…
Зачем что-то делать, а потом гордиться результатом, если можно
сразу гордиться, ничего не делая? Получается, что такие люди, как
папа, заранее находятся в проигрышном положении. Один вкалы-
вает и получает результат, а второй не получает результат, но рас-
сказывает о нём. А людей, способных увидеть разницу, так мало…
Но папе и не нужно было, чтобы кто-то видел разницу. Он просто не
мог поступать по-другому.
Папа всегда считал, что людей может объединять только система
ценностей. Для каждого шаги на пути к её изменению свои. Схал-
турить или не схалтурить у одного, убить или не убить – у другого.