Стр. 67 - Tarkaev-1

Упрощенная HTML-версия

Часть 1.
Александр Таркаев. Жизнь
67
чальник, Александр Никитич. Я варила кофе, соединяла звонки, от-
сылала факсы, выполняла поручения. Я привыкла при чужих людях
называть папу по имени и отчеству.
Однако в последние годы папа засомневался в правильности
такой системы взаимоотношений. Возможно, он устал от воспи-
тательного процесса, как такового. Ему уже хотелось сделать что-
нибудь просто так, кого-то побаловать. Баловали собаку.
Когда мы подобрали её на улице, папа сказал: «Хотите собаку, по-
жалуйста, но я собакой заниматься не буду». Я уже в тот момент зна-
ла, что он лукавит. Папа любил собаку до беспамятства. Почти опаз-
дывая на работу, он её кормил, выгуливал, ездил с ней на дачу…
До внуков он не дожил. Нас не так воспитывали, чтобы мы рано
вышли замуж и нарожали детей. Прививали другие цели и ориен-
тиры, все как-то было не до того. Учёба, вторая учёба, диссертация
Катерины, работа, последние три года мы вообще редко общались.
Так получилось, что папа не был почти ни на одном из моих зна-
ковых событий: он и так-то часто уезжал по делам, а тут ещё нача-
лись проблемы с сердцем. Время от времени ему приходилось об-
следоваться и лечиться. Мама, естественно, старалась быть рядом с
ним. Так совпало, что родители были в Германии, когда я получала
первый диплом. Папа был в загранкомандировках, когда я получала
второй диплом, и когда пришёл приказ о моем назначении на долж-
ность заместителя председателя комитета по развитию малого и
среднего предпринимательства. Прямо перед моим двадцатипяти-
летием ему опять стало плохо, и они с мамой снова уехали в Герма-
нию. Помню, какая гора свалилась с плеч, когда мама позвонила из
Нюрнберга и радостно сообщила, что у папы всё в порядке! Это был
самый дорогой подарок к моему юбилею. К сожалению, когда мне
исполнилось тридцать, папы уже не было.
Я не представляла себе эти знаковые события без него. Это пер-
вый человек, который должен был присутствовать на них. Но об-
стоятельства сложились так, что его не было.
Он вообще очень редко отдыхал. Через неделю отдыха у него
появлялось зудящее желание пойти на работу. «Как же так, там
происходят какие-то процессы, там что-то движется, а я тут лежу,
загораю…». О том, чтобы отключить телефон, не могло быть и
речи. Он не представлял себя вне работы. Для него это был смысл
жизни.
Но папа любил отдыхать. Любые поездки для людей с таким об-
разованием, как у родителей, сильно отличались от туристических