Стр. 66 - Tarkaev-1

Упрощенная HTML-версия

66
Жизнь интересна
. Памяти Александра Таркаева посвящается
Он очень любил что-то делать своими руками. Создавал комфорт
в своём жилище. Это качество он воспитал и в нас. Желание обу-
стройства дома накатывало на папу внезапно. Приходил с работы
и сообщал, что он вызвал рабочих, и завтра все занимаются ланд-
шафтным дизайном. Мы всегда удивлялись, когда он всё успевал.
Вся наша семья была так или иначе задействована в рабочей
жизни папы. Я считаю, что задача семьи состоятельного человека
организовать процесс. Не обязательно самой готовить и стирать.
Никого не волнует, как ты это сделал, главное, чтобы это было сде-
лано. У папы была мечта нанять персонал, который взял бы на себя
организацию быта. Он считал, что жить надо именно так.
Папа говорил: «…у кого-то жена – кухарка, у кого-то – горнич-
ная, а у меня жена – доцент». Мама тоже была заражена духом со-
ревнования, самозабвенно писала научные статьи, в другой сфере,
но она должна была самореализоваться. У неё было убеждение, что
папе не нужна женщина, которая ничего собой не представляет, что
она часть его образа. Когда находишься в работе, в процессе, всегда
есть о чём поговорить. А папа был очень разносторонним челове-
ком. Мог поддержать разговор на любую тему. Не любил он лишь
наши с сестрой профессиональные юридические споры. Он считал
наши разговоры «ковырянием в запятых». Папа жил крупными маз-
ками. Считал, что для выяснения юридических тонкостей существу-
ют специалисты, и либо надо жить этим, либо не заморачиваться.
Возвращаясь к построению домашней системы, нужно сказать,
что работа, дом, быт, жизнь такого человека, как папа, это один
большой процесс, не важно, кто какую часть на себя берёт. Один
большой список задач, проранжировав который, папа брал на себя
самые сложные. Конечно, он мог сделать всё, но это была бы стрель-
ба из пушки по воробьям. Кто-то из семьи должен был брать на себя
часть задач. И мы делали это, сообразно нашим способностям и на-
клонностям. Несмотря на то, что у каждого были свои личные инте-
ресы, наша жизнь крутилась вокруг папы.
Мои отношения с родителями нельзя назвать откровенными.
Мне никогда не приходило в голову обсуждать с ними свою личную
жизнь. Я часто родителей воспринимаю по-другому, не как родите-
лей, а как коллег, но очень близких.
Быть может это оттого, что я очень рано начала работать.
Мне было лет тринадцать, когда я первый раз сидела у папы в офи-
се секретарем. Мне это нравилось, но эта работа несколько меняла
отношения. В соседнем кабинете сидел не папа. Там был мой на-