Стр. 65 - Tarkaev-1

Упрощенная HTML-версия

Часть 1.
Александр Таркаев. Жизнь
65
Папа всегда поддерживал меня в начинаниях, против которых
были все остальные. Так было с моимжеланием пойти в школу в 6 лет.
Я страшно завидовала старшей сестре, которая уже училась. Мама
была категорически против, а я ходила и ныла: «Хочу учиться…».
Как-то утром, когда все спали, папа посадил меня в машину и по-
вез поступать в школу. Потом, конечно, было много шума, но я уже
была зачислена. Мне было поставлено условие, что учиться я буду,
как все, без поблажек, и я никогда об этом не жалела.
Папа тогда взял на себя огромную ответственность за то, что мне
будет тяжело, сложно, за нагрузку, которая на меня упадет, за то, что
я буду болеть, потому что физически слабее остальных… Он знал,
что, если что-нибудь произойдёт, это будет его ответственность.
И вопрос был не в том, что кто-то обвинит его в этом. Для него от-
ветственность была собственным, внутренним чувством, вне зави-
симости от оценки окружающих.
Папа всегда хотел чтобы мы всесторонне развивались: читали
книги, занимались музыкой, учились. Он очень расстраивался из-за
того, что никто из нас всерьез не занимался спортом. В пятнадцать
лет мне захотелось играть в теннис, и я попросила его привезти мне
из Франции теннисный костюмчик. Вернувшись из поездки, папа
привёз мне красивое платье, теннисного костюмчика не было.
– Почему? – спросила я.
– Ты поиграй хотя бы два месяца, если два месяца продержишь-
ся, я тебе куплю…
Я не продержалась. Сейчас я уже где-то четыре года играю регу-
лярно. У меня до сих пор нет теннисного костюмчика, и я понимаю,
что он не нужен.
Папа уловил мою внутреннюю логику. В тот момент мне был ин-
тересен образ, а не процесс, смысл был не в игре, а в юбочке. Папа
говорил: «Ты пойми, надо быть, а не казаться».
Как любая девочка, я хотела иметь маникюр, косметику, причё-
ски, красивую одежду… Это его несколько расстраивало, ему, ско-
рее, хотелось надеть на меня джинсы с кроссовками. Всё остальное,
с его точки зрения, отвлекало, слишком много внешнего.
Папа абсолютно всё умел. Не делил работу на женскую и муж-
скую. Мог пришить пуговицу, прекрасно готовил, при этом запро-
сто мог починить розетку. В нашем доме не было разделений обя-
занностей. Я тоже могу починить розетку. Папа меня научил этому.
Я часто была у папы подмастерьем. Я и сейчас могу сменить предо-
хранитель, повесить люстру. Меня научили.