Стр. 60 - Tarkaev-1

Упрощенная HTML-версия

60
Жизнь интересна
. Памяти Александра Таркаева посвящается
съезде. Но папа прорвался, всё высказал. И хотя программа не была
принята СПС в 2007 году, она осталась актуальной и была востребо-
вана уже в «Правом деле». Отец вошёл в политсовет «Правого дела».
И я тогда для себя тоже приняла такое решение, что надо вступать в
партию, раз эта партия согласилась разделять идеи моего отца.
…Сегодня я понимаю, что как политик отец интереснее и зна-
чимее, чем как бизнесмен. Думаю, для политики он и был создан.
И именно это и было смыслом его жизни. Хотя он не пошёл в «про-
фессиональную политику». Считал, что это либо лоббирование,
либо словоблудие, потому что политики в чистом виде, наверное,
не существует. Есть общественно-политическая деятельность. Об-
щественной деятельностью он не переставал заниматься никогда.
Создание Торгово-промышленной палаты – именно из этого ряда.
И в качестве главы совета Торгово-промышленной палаты он объез-
дил полмира, устанавливал деловые связи для республики. Это тоже
политика. Его участие в работе над программой «Жизнь после неф-
ти» – опять же политика. Эта программа прогремела на всю страну
и за её пределами. Для него это было очень важно – донести свои
мысли, повлиять на развитие нашего общества.
Был ли он либералом? И да, и нет. Конечно, он считал граждан-
ские свободы краеугольным камнем современного общества. Но от
слова «либерал» открещивался всячески. В фильме «Адмирал» была
сцена с созданием общественных советов во флоте. Решение ка-
питана должно утверждаться этим советом из матросов, которые,
разумеется, каждый день голосовали за то, чтоб ничего не делать
и пить. Вот такого либерализма отец не понимал. У него на этой
почве были конфликты с московским СПС. Для него существовало
понятие «общественных ценностей», «общественных моральных
ценностей», примата закона. Но он, например, выступил против ор-
ганизации гей-парада в Москве. На московском политсовете СПС
его спросили: почему? Он сказал: я против, парад кривых и хромых
не устраивают, так нечего и другие болезни афишировать. Москви-
чи его за это ругали. А он выступал за разумный баланс между ин-
тересами человека и общества. Его идеи, наверное, ближе всего к
европейскому просвещению девятнадцатого века. К институтам
общественного договора. Поэтому отец предпочитал называть себя
консерватором. Часто говорил: я – радикальный консерватор…
Отец говорил: КПСС я не уважал, а КПРФ уважаю. Потому, что в
КПСС народ был из карьерных соображений. Руководящие должно-
сти определённого уровня беспартийные занимать не могли. А вот