Стр. 39 - Tarkaev-1

Упрощенная HTML-версия

Часть 1.
Александр Таркаев. Жизнь
39
Саша рано научился самостоятельно зарабатывать деньги.
По рассказам его мамы, Лидии Васильевны Таркаевой, ещё до-
школьником вместе с другими ребятами он собирал малину и смо-
родину в Салмачском питомнике, а заработанные деньги приносил
дедушке с бабушкой, хотя заработок этот был очень мал и погоды в
семейном бюджете не делал. В годы учёбы в техникуме – пилил дро-
ва с одногруппниками, красил фасады домов. В студенческие годы
разгружал с друзьями баржи, работал в стройотрядах. Может быть,
поэтому в зарабатывании денег Саша никогда ничего зазорного не
видел. Он всегда считал, что каждый труд должен быть вознаграж-
дён. К тому же каждый человек «должен стараться стоять на соб-
ственных ногах». На этом принципе выросли и наши дети.
В работе Саша всегда был неуёмен, ему казалось, что он может
всё. Много позднее врачи обнаружили у него две серьёзных застаре-
лых травмы позвоночника, которые, очевидно, были получены тог-
да. Тогда же, скорее всего, произошло и расширение аорты. Но по
молодости он этого не заметил.
В начале нашей с ним совместной жизни мы оба работали в Ла-
боратории машинной графики КГУ (я была переводчиком литера-
туры по вычислительной технике). Помню, как Саша и там пытался
навести порядок, наладить дисциплину, причём, в первую очередь,
личным примером. Заведующий лабораторией и Сашин научный
руководитель, доцент Ситников, иногда по-доброму подтрунивал
надо мной: «Как же вы живёте, Ольга Петровна? Вас ведь, наверное,
постоянно хронометрируют!?». Это было недалеко от истины: ни
Саша, ни его родители время терять не любили. Даже если мы шли
к его родителям просто на обед или на чай, опоздание на 15 минут
воспринималось как личное оскорбление.
И Саша, и его мама очень быстро ходили, стараясь обогнать друг
друга, причём никто не хотел уступить. Поначалу мне это казалось
странным, но с первых дней своего замужества я поняла: быть пер-
вым – это у Таркаевых в крови. Даже в последнее время уже абсо-
лютно седой Александр Никитич не мог спокойно подниматься по
лестнице: бежал, обгоняя сотрудников, перепрыгивал через сту-
пеньки, как бы постоянно проверяя себя на прочность. А молодой
Таркаев – это вообще было нечто! Сколько я знала его, он всегда
спешил. Никогда не откладывал дел, считая, что «все нужно делать
здесь и сейчас».
Энергия у него была поистине сумасшедшая. По утрам, едва про-
снувшись, он в полном смысле вскакивал с постели, а вставая со