Стр. 38 - Tarkaev-1

Упрощенная HTML-версия

38
Жизнь интересна
. Памяти Александра Таркаева посвящается
желала ему «беспокойной жизни», потому что «покой» в те времена
должен был «...только сниться…». Поэтому, говоря об Александре
Никитиче, я не только не боюсь этих высоких слов, я иногда с тру-
дом нахожу другие.
…Мыпознакомились в апреле 1967 года. Как-то вскоре после зна-
комства Саша пригласил меня в кино. Это был фильм «Вертикаль»
с песнями Высоцкого, знакомыми нам по магнитофонным записям,
которые мы регулярно слушали у него дома и к тому моменту знали
наизусть. Возвращались под впечатлением, разговаривали о силь-
ных людях, которых влечет желание идти в горы, рисковать собой,
чтобы проверить себя, чтобы что-то себе доказать… и вдруг у меня
невольно вырвалось: «Не завидуй! У тебя в жизни есть своя верти-
каль!». Он был удивлен: «Красиво сказано». Не помню, почему мне
это тогда пришло в голову, но вся его последующая жизнь была под-
тверждением моих слов: это была сплошная гонка по вертикали.
Саша с юности был личностью, сознавал, что человек приходит
в этот мир не только, чтобы уютно и тихо пожить, а для того, что-
бы что-то сделать. Мне кажется, у него было какое-то предназначе-
ние свыше – менять этот мир к лучшему. Он часто говорил о себе:
«Не признаю понятия homo sapiens. Лично я – homo faber», – и день
за днем доказывал справедливость этих слов.
В каких бы условиях он ни оказывался, в какую бы сферу дея-
тельности ни попадал, везде начинал что-то менять, совершенство-
вать, создавать и внедрять что-то новое. Конечно, не в одиночку.
Рядом с ним практически всегда оказывались сильные, интересные
и увлеченные люди: либо он сам приходил к ним со своими идеями,
либо они тянулись за ним. Как бы то ни было, он умел их «зажечь»
и повести за собой. В процессе этих преобразований и он сам, и его
команда поднимались выше и выше, пока, наконец, им не станови-
лось тесно в прежних рамках, пока они полностью не вырабатывали
потенциал этой сферы, пока не вырастали из неё, как из детской
одежды, и не выходили на новый, более высокий уровень.
На каждом новом уровне он намечал новую высокую цель, при-
чём, как правило, даже не одну, а несколько. А дальше – новый подъ-
ем по вертикали... и так всю жизнь. Саша считал, что, если человеку
даны мозги и способности, они должны быть реализованы полно-
стью. Потому и учился на Ленинскую стипендию, и никогда не от-
дыхал в летние каникулы. Вместо каникул у него был тяжелейший
труд: то в жарком Казахстане, то в болотистой Сибирской тайге на
вечной мерзлоте, то на строительстве КАМАЗа.