Стр. 376 - Tarkaev-1

Упрощенная HTML-версия

376
Жизнь интересна
. Памяти Александра Таркаева посвящается
Сегодня же никто не хочет рисковать. Предпринимательский
риск движет развитием рыночной экономики. Если нет людей, го-
товых к предпринимательскому риску, никакая рыночная экономи-
ка в принципе невозможна. За восемь последних лет мы убили вкус
к предпринимательскому риску и попросту уничтожили ту полянку,
на которой этот риск был возможен. И я не верю, что гранты или
призывы к банкам выдавать малому бизнесу кредиты хоть как-то в
состоянии изменить ситуацию. Единственный вариант – возродить
выгодность предпринимательского риска. Уберите часть налогов,
создайте в Сибири свободную экономическую зону. И, наконец, да-
вайте ликвидируем привлекательность Газпромов, Роснанов и всех
остальных… Вот и получается, что кризис должен ещё и углубиться,
чтобы люди пошли в малый бизнес. Ведь малый бизнес – это зона
выживания.
– Любопытно, что, по идее, с точки зрения нормальной пси-
хологии все Газпромы, Роснаны и Твелы не должны быть при-
влекательными как раз для молодёжи, ведь это регламентиро-
ванная жуткая жизнь «винтика». Встаёт он в каком-нибудь Ми-
тино в пять утра, затягивается в галстук и весь в поту несётся к
конвейеру…
– Зато на машине несётся. Ведь суть в чём: он там имеет неры-
ночные условия труда. Во всех этих штуках условия труда нерыноч-
ные. Люди получают неэквивалентно созданию продукта. При этом
получают относительно неплохо. Получается, что это люди, которые
сегодня устроились в жизни лучше всего. И, соответственно, любой
молодой человек движется в сторону людей, которые устроились
лучше всего…
Так когда-то в 70-е молодые люди шли в науку. Потому что их
родители понимали, что если Петя, Ваня, Коля «пойдёт в науку», то
он будет достаточно хорошо зарабатывать, будет работать в чистом
помещении, у него будут вокруг приятные люди, не ругающиеся ма-
том и т.д. И сам молодой человек это понимал. Разве большинство
говорило: «Я хочу идти в науку, потому что мечтаю открыть новую
частицу?». Отнюдь. Это просто был пропуск в лучшую жизнь. Сего­
дня у нас такие пропуски действуют только в одну сторону – бюро-
кратический псевдорыночный аппарат.
– Насколько это ваше утверждение теоретическое. Вот, на-
пример, молодёжь идёт в вашу компанию?
– Всё меньше и меньше. Значительная часть талантливых ребят
предпочитает идти на госслужбу. И это при том, что у нас относи-