Стр. 375 - Tarkaev-1

Упрощенная HTML-версия

Часть 3.
Александр Таркаев. Интервью
375
начали было создавать систему обратных связей. В хаосе начали вы-
кристаллизовываться механизмы внутреннего самоуправления и
лет через двадцать мы могли бы выстроить нормальную рыночную
экономику. Но у нас, как всегда, терпежа не хватило. И мы сказали
себе: «Нет, всё, хотим хорошего царя». Ну, а дальше по классиче-
скому сценарию – пожар рейхстага и всё нормально. И, поскольку
мы решили, что порядок можно навести исключительно единой жи-
вотворящей волей, мы начали резать обратные связи. Они же ме-
шают животворящей воле, и это на самом деле так и есть, потому
что нельзя одновременно систему самоуправляющуюся строить и
сверху порядок наводить. Система сопротивляется внешним изме-
нениям. Адаптивная система не может подчиняться единой воле.
И вот мы аккуратно с каждым годом, месяцем и части уменьшали
адаптивность системы. И преуспели очень сильно. И тут как раз
кризис. А кризис, прежде всего, проверяет любую систему на адап-
тивность: ты сумеешь отреагировать или не сумеешь.
– Сегодня даже апологеты этой единой животворящей
воли вслед за Дмитрием Медведевым признают, что нормаль-
ной инновационной экономики мы не построили. И сразу же
идёт новый посыл – ой, давайте-ка малый и средний бизнес
попробуем…
– А он не возникнет ниоткуда. И мы опять возвращаемся к не-
обходимости ждать те самые 20 лет. Понимаете, в чём дело: за это
время были смещены приоритеты людей. Недавно я был на встрече
Обамы и Медведева с бизнесом и парень из Майкрософта там очень
правильно сказал: какой может быть малый и средний бизнес, ког-
да все молодые люди хотят быть таможенниками, работать в Газ-
проме или в МВД?
– Есть такое, да…
– Так что же вы хотите? Малый и средний бизнес – это, прежде
всего, люди, которые хотят что-то сделать на свой страх и риск.
А сейчас никто не хочет так, всё, это теперь не почётно.
– Но тогда сегодня мы даже ещё на худших позициях, чем в
90-е?
– Конечно, на худших. По сравнению с кризисом 98-го мы гораз-
до в худшем положении. В кризис 98-го было огромное количество
ребят, в том числе и всеми неуважаемых зелёноштанников, которые
готовы были жизнь положить ради того, чтобы стать богаче, ради
того, чтобы в этом предпринимательстве поучаствовать. Какое бы
оно ни было тогда кривое и косое.