Стр. 370 - Tarkaev-1

Упрощенная HTML-версия

370
Жизнь интересна
. Памяти Александра Таркаева посвящается
дов, – я говорю об укрупнении во всём рыночном мире. Эта игра на
увеличение масштаба привела к нескольким последствиям.
Первое – это общее падение эффективности. Все убеждают всех,
что эффект масштаба всегда имеет положительный результат. На са-
мом деле конкурентность экономики при этом падает. Да, монопо-
листическая прибыль всё больше и больше возрастает, а качество
управления непрерывно падает. Кроме того, любая такая система
неизбежно превращается в бюрократическую. В некотором смыс-
ле это социализация рыночной экономики. Не от слова «социум», а
от слова социализм. Крупные предприятия во всём мире стали со-
циалистическими по своей сути. Потому что там есть огромное ко-
личество людей, которые просто сидят на зарплате. У них исчезает
самый главный драйвер – предпринимательский риск.
Второе – мы продолжаем говорить об экономике как о рыноч-
ной, а монополизация целых отраслей привела к тому, что эконо-
мика на самом деле давно уже не рыночная. Нет свободного ценоо-
бразования, нет предпринимательского риска, нет многих других
факторов, которые являются неотъемлемыми составными частями
определения рыночной экономики.
Какая же может быть рыночная экономика, когда здесь есть «Бо-
инг», здесь – «EADS», тут – «Объединённая строительная корпора-
ция», а там – какая-нибудь китайская корпорация «Бин Мун Лин»?
И каждая из них пользуется преференциями «своих» правительств,
кушает деньги из бюджета. Естественно, каждая корпорация «не-
много воюет» с другой, но это мало что меняет. Нет никакой рыноч-
ной экономики, по крайне мере на уровне крупнейших отраслей
промышленности. На уровне бизнеса, потребительской сферы, сфе-
ры услуг, это пока ещё есть. Пока ещё не всё вокруг «Макдональдс», и
не всё «Кентукки фрай чикенс», и они ещё не слились друг с другом.
А на уровне крупных ресурсоёмких производств уже нет никакой
конкуренции, нет никакой рыночной экономики. Отсюда и вырас-
тают паразитические финансовые инструменты. Надуть внеконку-
рентный бизнес очень легко.
– И как же вы относитесь к версии, что вторичные финансо-
вые инструменты могут умереть?
– Я недостаточно специалист в этой области. Но я бы не рыдал.
Если бы вторичные финансовые инструменты исчезли, я бы совер-
шенно не переживал по этому поводу.
Насколько мне известно, никто не проанализировал, как изме-
нились жизненно важные мировые показатели в тот момент, когда