Стр. 367 - Tarkaev-1

Упрощенная HTML-версия

Часть 3.
Александр Таркаев. Интервью
367
строить дешёвое жильё, вы должны соответственно инвестировать.
В технологии. Так что инвестиционный цикл тоже сдвигается.
Минус в том, что период здоровья нашей экономики был очень
короткий. Помните конец 1998 года, когда вдруг всё пошло очень
правильно? Период короткого премьерства Примакова – он си-
дел, ни во что особенно не вмешивался, и работали нормальные
экономические законы. Рубль упал, стало выгодно производить
здесь, люди занялись импортозамещением. В то время появились
и все наши нормальные конфеты, и наше нормальное пиво, и наши
более-менее нормальные продукты. Весь более или менее нормаль-
ный розничный пакет появился именно в этот период. В этом смыс-
ле слава Кириенко, что он набрался мужества обрушить рубль, и все
заводы завертелись. Но мало того, что завертелись старые заводы,
некоторым из которых, может, лучше было бы и не вертеться. Люди
тогда начали инвестировать в новые современные предприятия
именно для того, чтобы не покупать конфету за рубежом (это стало
невыгодно), а производить её здесь.
Потом это постепенно падало, падало, падало и падало. Когда
появилась вертикаль, критерии инвестирования стали совершенно
другими. Например, такими: нужно инвестировать как можно боль-
ше в один проект, потому что можно получить как можно больший
откат с одного проекта. Есть такое понятие – «экономика масшта-
ба». Так вот это была экономика масштаба в области взяткоимства.
Отсюда гиперпроекты – башня «Федерация», «Империя», «Москва-
Сити» и т.п.
– Но это же всё – вообще не экономика…
– Значит, у нас и не было экономики. Потому что это было доми-
нирующее поведение.
– А если взять только финансовый мир?
– Очень бы хотелось, чтобы финансовый мир больше никогда от-
дельно от экономики не существовал. Потому что именно это гло-
бальная причина мирового кризиса. Финансовый мир вообразил,
что он существует сам по себе. Аудитор «большой четвёрки», менед-
жер, ориентированный на стоимость, и инвестиционный банкир –
вот эта троица и разорила мир.
Менеджер, ориентированный на стоимость, ринулся поднимать
краткосрочную стоимость компании. Даже показатель EBITDA был,
в общем-то, придуман именно для этого, поскольку с точки зрения
экономики он не имеет смысла. Для менеджера, ориентированного
на стоимость, достижение определённых показателей – это был не