Стр. 359 - Tarkaev-1

Упрощенная HTML-версия

Часть 3.
Александр Таркаев. Интервью
359
ное добро. Хотя ни народ, ни страна ничего хорошего ему не сдела-
ли. Но он не потерял оптимизма и старался сделать всё, что можно,
и умер счастливым человеком.
– А есть ли у вас мечта, Александр Никитич?
– Нельзя свести все мечты в одну, счастье – это векторная ве-
личина. Человеку нужно много. Для меня важнее всего не делать
что-то просто за деньги, а делать это для себя, мне должно быть
интересно, я должен в это верить. Потому что если ты что-то дела-
ешь, а удовольствия от этого не получаешь, то это купля-продажа
своей собственной жизни. И это ужасно – осознавать, что ты про-
даёшь какой-то кусок своей жизни. Может, поэтому, хотя я вошёл в
бизнес в 1988 году, имея связи и контакты, я не стал очень богатым
человеком.
А если говорить о мечте… Очень хочется, чтобы в России люди
поняли: приятно быть богатым в богатой стране. Что самое про-
тивное на свете – это есть свой бутерброд под одеялом. Когда люди
скрывают своё благосостояние, или что ещё хуже – не стесняются
его демонстрировать в бедной стране… В чём сила американцев
(хотя я не люблю эту страну по многим причинам), так это в культе
среднего класса и вообще в культе работы. Каждый человек в США,
который имеет пусть простую, но стабильную работу, является
обес­печенным.
Я скажу скорее об антимечте. Чего мне не хочется, так это ещё
большей лживости и двуличности, которую мы себе позволяем, ко­
гда говорим, что минимальная зарплата может быть ниже прожи-
точного минимума.
– То есть у вас мечта «не для себя»…
– А зачем мне мечтать для себя? Поскольку я физик и глухой ма-
териалист, я не мечтаю о том, что бессмысленно, и не мечтаю о том,
что могу сделать – я просто иду и делаю. Остается очень мало места
для мечты.