Стр. 347 - Tarkaev-1

Упрощенная HTML-версия

Часть 3.
Александр Таркаев. Интервью
347
Просто у компартии деградация продолжалась 70 лет. Сейчас мы
этот период проскочили лет за семь.
Я остаюсь в СПС, потому что это более-менее дееспособная си-
стема, которая отстаивает правые взгляды. В некоторых регионах
это особенно заметно: в Архангельске в СПС состоит заместитель
губернатора, действует большая фракция в местном парламен-
те. В Перми СПС набрала на 3 процента меньше «Единой России»:
20 процентов против 23. В других регионах больше 7 процентов,
где-то – 10, где-то – 16. Во многом это результат появления нормаль-
ных технологий, когда мы обращаемся к избирателю не опосредо-
ванно, через СМИ, а напрямую. В этом году у СПС есть реальный
шанс попасть в Госдуму.
– Вы победили на довыборах в Госсовет Татарстана и оказа-
лись в «недружественном» политическом окружении.
– У меня нет ощущения, что я один. В Госсовете разумные предло-
жения собирают 15–20, 25 голосов. Это означает, что в парламенте
есть человек 25, которые, прежде чем голосовать, думают. Эти люди
не обязательно поддерживают меня, но я уважаю их мнение. С на-
ционалами иногда мы голосуем более-менее единодушно, напри-
мер, по вопросам гражданского контроля, формирования бюджета.
Но, допустим, по федеративным отношениям не всегда одинаково
голосуем. Тем не менее, я их очень уважаю, потому что у них есть
позиция. С коммунистами – то же самое. Ну а есть люди, у которых
позиция – «вместе с руководством».
– Видите ли вы какой-то результат своей деятельности в ре-
спубликанском парламенте?
– Результат есть. Я считаю, в Госсовете одна из задач – озвучить
правильную позицию. Это раз. Другое – определённая квалифика-
ция и профессионализм позволяют некоторые совсем уж одиозные
вещи корректировать. За полтора года некоторое количество зако-
нопроектов мне удалось значительно улучшить. Например, закон
о пассажирских перевозках, предложить более справедливое нало-
гообложение в прошлогоднем законе о бюджете. По законопроекту
об оценке материального уровня граждан для признания их неиму-
щими мы сумели ввести жёсткие критерии, ограничивающие про-
извол чиновников.
Разумеется, полноценная фракция была бы полезнее для Госсо-
вета. Всякая разумная конкуренция полезна. Если с юристами пого-
ворить, они скажут: «Когда в Госдуме были коммунисты, все законы
выходили более проработанными, их качество было выше». И всё