Стр. 346 - Tarkaev-1

Упрощенная HTML-версия

346
Жизнь интересна
. Памяти Александра Таркаева посвящается
– Мы всегда находим объяснения и оправдания тому, что делаем.
Был такой эпизод, когда мне предложили: «Вам надо быть депутатом
Госсовета. Пишите заявление в «Единую Россию». Я так и не стал де-
путатом в том избирательном цикле. И нисколько об этом не жалею.
Для меня не столь важен СПС как таковой, сколько важна пра-
вая идеология. Уверен, жизнеспособна только такая политическая
система, в которой есть люди, отвечающие за накопление, и те, кто
своей задачей видит реализацию социальных программ. Только
баланс этих двух составляющих позволяет стране нормально раз-
виваться. Очень важно, чтобы были выстроены механизмы, позво-
ляющие им нормально конкурировать, не переводя это в войну.
Меня, например, всегда восхищала английская политическая
система. Важнейшие вопросы обсуждаются совместно правящим и
теневым кабинетом. Да, борьба должна быть обязательно, необхо-
димо только, чтобы это не был бой без правил, на уничтожение.
Если бы в своё время «Единая Россия» разделилась, то для СПС не
нашлось бы места на политическом поле. Может быть, я бы в пра-
вой части «Единой России» и оказался. Для меня важна идеология,
а не название. Но «Единая Россия» не разделилась, она предпочла
остаться в своём «бескрылом» единстве. Лично у меня в «Единой
России» много друзей, многих людей в этой партии, в том числе
на федеральном уровне, я уважаю. Мы работали вместе с Олегом
Морозовым, я ценю Михаила Зеленина, Александра Хлопонина как
бизнесменов. Но партия «Единая Россия» и я – мы сильно отличаем-
ся. Сама идея такой партии…
Она слишком напоминает КПСС, но мельче. Как говорят: исто-
рия повторяется дважды, один раз в виде трагедии, второй – в виде
фарса. Советское прошлое – это была трагедия, это был Шекспир:
великие страсти, великая кровь, великие цели, великие достиже-
ния. Я негативно отношусь к сталинскому периоду, но величие за-
мысла было, так же как и величие преступлений. И не признавать
этого нельзя. А сейчас? Жванецкий какой-то… Боюсь, что даже не
Жванецкий, а Петросян.
В 1972 году после окончания университета мы с другом заключи-
ли письменное пари, что в пределах 15 лет однопартийная система
рухнет, господству компартии придёт конец. И устно я ещё ему ска-
зал, что буду создавать альтернативную партию. Я ошибся на два
года. Уже тогда было понятно, куда мы идём. Я всё-таки специалист
в области системного анализа и понимал, что система без обратных
связей не может существовать, а советская система и была такой.