Стр. 339 - Tarkaev-1

Упрощенная HTML-версия

Часть 3.
Александр Таркаев. Интервью
339
ситета, создал Центр информатики и вычислительной техники,
долго был его директором. В 1988 году, когда ситуация в стране
породила у многих «охоту к перемене мест», я занялся политикой.
Организовал нечто вроде политической партии, участвовал в из-
бирательной кампании А.И. Коновалова в первый состав нового
Верховного Совета СССР. Даже ездил на первый съезд народных де-
путатов, воочию наблюдал «покаяние Ельцина» и прочие «модные»
тогда штучки. Параллельно шёл и компьютерный бизнес. Как раз в
1988 году при активном участии КАМАЗа, в значительной степени
на его мощностях, создавался «Диалог». Наш будущий генеральный
директор Владимир Борисович Нитенко тогда работал начальни-
ком АСУ КАМАЗа. Казанский «Диалог» был поначалу представи-
тельством, а набережночелнинский «Форт Диалог» – филиалом
московского «Диалога». Через 9 месяцев мы образовали дочернюю
компанию, создали своё юридическое лицо. Надо заметить, «Диа-
лог» был третьим в стране совместным предприятием, имел около
100 дочерних компаний. Большинство из них просто не выдержало
испытания временем и распалось. Но многие сохранились, напри-
мер, «Диалог-банк», «Брокер-Диалог» – на рынке корпоративных
бумаг России. Отличительной чертой «Форт Диалога» является то,
что все его учредители – профессионалы. Все мы, ставшие во гла-
ве компании, были людьми одного времени, имели компьютерное
образование и опыт управления предприятием. Это немаловажный
фактор, особенно на первом этапе работы.
– Интересно было начинать? Запомнились какие-то харак-
терные детали того времени?
– В те времена была фантастическая ситуация, время хаоса.
Шёл период становления, «свободной охоты»…Не было ни конкрет-
ных законов, ни налогов на прибыль, ни с оборотов, ни НДС. Тем не
менее, в силу своей специфики «Форт Диалог» не вывез из страны ни
грамма сырья, не участвовал в каких-то нефтяных контрактах. Сей-
час немодно об этом говорить, но в нашей компании огромное зна-
чение имеет фактор «социальной ответственности». Это широкое
понятие. Для меня это, когда, например, осознаешь, что ты должен
что-то делать, за что-то или за кого-то отвечать, и не сделать этого
уже не можешь. Нас долго упрекали в том, что «Форт Диалог» – «со-
циалистическое предприятие при капитализме». Трансформация
принципа социальной ответственности привела к тому, что мы как
компания никогда не «делали деньги». Мы создавали механизмы,
позволяющие делать деньги.