Стр. 338 - Tarkaev-1

Упрощенная HTML-версия

338
Жизнь интересна
. Памяти Александра Таркаева посвящается
1969 году я был в Новосибирске, в академгородке, и там фирмы Bull
и Honedwell, тогда только слившиеся, демонстрировали пишущий
терминал, на котором можно было сыграть в «крестики-нолики» с
машиной под Парижем. Это было Событие! Академики и членко-
ры падали в обморок от достижений техники. Сейчас трудно пред-
ставить такое, да? Конечно, когда ваш журнал обсуждает на своих
страницах, хорошо ли «Комтат» сделал Интернет-кафе, а у меня че-
рез час сеанс видеоконференции. На самом деле, это было не так
давно, не сказать, что в другую эпоху.
– Но с тех пор три поколения компьютеров сменилось.
– Слово «поколение», по-моему, очень искусственное. Я во-
обще не очень люблю такие слова. Вы обратили внимание, что
они исчезли в последнее время? Ведь принципиальных измене-
ний так и не произошло. То, что мы наблюдаем в последнее вре-
мя в вычислительной технике, выражаясь языком шахматистов, –
brut force, элементарное количественное наращивание, грубая
сила. Была 2-микронная технология, стала 1,5-микронная, потом
0,5‑микронная. Всё, что предполагалось революционного – опто-
волоконные компьютеры, криогенные переключатели, – ничего
этого не состоялось. Если заглянуть в компьютерную литературу
десятилетней давности, то тогда казалось, что вычислительная
техника сделает какие-то принципиально новые шаги. В конечном
итоге всё решила «грубая сила», если понимать под этим техноло-
гию. Идёт простое шкалирование.
– Тем не менее, эти технологии приводят к колоссальным
успехам.
– С точки зрения эффективности, конечно, это правильно. Но раз-
говор о поколении не имеет под собой почвы. Японский проект пя-
того поколения тихо испустил дух. Речь шла тогда о качественных
изменениях. Даже не о нейрокомпьютерах и искусственном интел-
лекте. О том, что появится компьютер, способный оперировать ап-
паратом нечётких множеств и принимать неформальные решения.
Понятно, что организаторы проекта не били себя кулаком в грудь
и не кричали, что всё ими запланированное – это ерунда. Но что не
вышло – это факт. По крайней мере, того, что рекламировалось.
– После лаборатории машинной графики вы так и остались
в компьютерной отрасли? Или попробовали себя в других об-
ластях?
– Потом я достаточно интенсивно занимался компьютерным
обучением, возглавил вычислительный центр Казанского универ-