Стр. 313 - Tarkaev-1

Упрощенная HTML-версия

Часть 3.
Александр Таркаев. Интервью
313
– Во-первых, государственную модель мы пробовали, возведя её
в абсолют, и пришли к краху. Во-вторых, скандинавские схемы ни-
чего общего с нашими представлениями, которые вырождаются в
государственный капитализм, не имеют.
– А вообще это понятие – «скандинавская модель» – не явля-
ется мифом, придуманным в России?
– Конечно. «Скандинавская модель» принципиально не отлича-
ется от прочего мира. Просто у каждого общества – своё представле-
ние о допустимой линии раздела средств к существованию. Своего
рода общественный договор о норме изъятия и о норме перерас-
пределения. Он варьируется в зависимости от того, как общество
оценивает порядочность своих политиков, насколько в нём сильны
традиции справедливости.
Например, американское общество максимально продажно и аб-
солютно лишено всяких тормозов. Поэтому американский консерва-
тизм исходит из принципа презумпции виновности правительства:
отдайте всё людям и сделайте правительство как можно незаметнее.
Государство должно как можно меньше присутствовать в жизни, по-
тому что американский народ государству не верит. В Европе более
старые традиции, в частности, в Скандинавии честность является
одной из серьёзных составляющих общества. Скандинавы считают
честность частью национального капитала. Например, финны оце-
нивают «стоимость» национальной честности примерно в 10 милли-
ардов долларов. То есть в ВВП Финляндии присутствует честность,
которая включает отсутствие потерь от воровства, отсутствие рас-
ходов на системы безопасности. Простой пример: финну не нужно
тратиться на замок для катера, поскольку его и так никто не угонит.
Поэтому у скандинавов другое отношение к правительству, они
видят его более справедливым, более склонным правильно выпол-
нять свои обязанности. Это видно даже в мелочах: премьер-министр
Швеции был убит, когда шёл с женой из обычного кинотеатра. У нас
я не могу себе представить не только премьера, но и главу районной
администрации, который пошёл бы в кино пешком.
– А как бы вы оценили долю честности в ВВП России? В ми-
нусах?
– Ну, считается, что на взятки российским чиновникам расходу-
ется сейчас сумма, равная трети национального бюджета. Это пря-
мые потери, а косвенные – неверие людей ни во что.
– То есть, условно говоря, удвоить ВВП мы можем «не выходя
из дома»?