Стр. 26 - Tarkaev-1

Упрощенная HTML-версия

26
Жизнь интересна
. Памяти Александра Таркаева посвящается
Саша очень любил Стругацких, любил Картнера. У Стругацких
фантастику можно, наверное, назвать философской. Когда мы в
первый раз прочитали «Жук в муравейнике», «Трудно быть богом» –
впечатление было потрясающим. Господи, говорили мы, какая жут-
кая вещь-то, какая сильная!
Мы после «Трудно быть богом» говорили про то, как землянин
там помогал партизанам. А партизан страдал от этого: да лучше бы
тебя не было – потому что без тебя я шёл бы, как в последний бой,
а тут всегда думаю: спасёт, выручит… Вот Саша это очень хорошо
понимал, – что идти надо всегда, как в последний бой.
Но в то же время он никогда не лез на рожон. То есть очень чётко
понимал, что и как, не был оголтелым экстремистом. Может, поэто-
му власти к нему всегда и прислушивались. Он вообще был одним
из немногих, кто пытался нашей власти говорить правду. У нас же
власти правду страшно не любят, а люди боятся её говорить. Ну, на
кухне-то все мы говорим, это понятно. А вот чтобы так откровенно,
с трибуны парламента… Не всем дано.
…Однокурсникам с Сашей было очень удобно и интересно об-
щаться ещё и потому, что у него хорошо было собираться – его
папа и мама работали с утра до ночи, квартира свободная. А так
получилось, что мы, одногруппники, ещё и жили все рядом. Саша
жил на Лесгафта, я около Чеховского рынка, ещё один наш при-
ятель – на Кирпично-Заводской… То есть можно было в восемь-
девять вечера, перед тем, как придут с работы родители Саши,
спокойно уйти домой. Это было удобно. И мы вместе занимались,
готовились к сессиям. Вместе слушали музыку. У Саши был маг-
нитофон, что по тем временам было фантастикой! Здоровый та-
кой деревянный ящик, «Астра-2», что ли. Это уже потом, когда
поработали в стройотряде, мы с ним поехали в Москву и купили
портативные магнитофоны «Орбита». Это казалось вообще вер-
хом блаженства. Хотя магнитофоны эти отчаянно шуршали и
скрипели…
У Саши уже были записи – Высоцкого, например. Вообще, с пес-
нями бардов я познакомился через Сашу. До этого их не слушал,
ведь все вокруг, наша среда, с Битлами носились. И хотя Саша лю-
бил рок-музыку, но у него были и записи бардов. По тем временам
это была такая редкость…
В университетские годы мы, вроде, никогда с Сашей не ссори-
лись. Он был очень, как сейчас говорят, толерантным. У меня есть
потрясающие фотографии – мы с ним вместе были на армейских