Стр. 261 - Tarkaev-1

Упрощенная HTML-версия

Часть 3.
Александр Таркаев. Интервью
261
Татарстана. Насколько, на ваш взгляд, новый кабинет окажется
в этом смысле дееспособным?
– Здесь два вопроса, собственного говоря, – соответствует ли со-
став правительства программе, и будет ли программа подогнана
под состав правительства.
Полагаю, что в апреле сформирован каркас правительства, и по-
сле российских выборов возможны коррективы. Думаю, что после
них будут детализированы и политико-экономическая линия и со-
став её исполнителей. Сегодня совершенно очевидно, что любой
сколь либо дальновидный региональный руководитель оставляет
для себя возможность определённого маневра.
Другое дело, что попытки «подогнать» под правительство про-
грамму будут пагубными, на мой взгляд. Главная отличительная осо-
бенность программы заключается в системном подходе к реформе
экономики. Программу можно заменить, можно проигнорировать,
но нельзя выполнить, выхолащивая те или иные её элементы, – по-
ложительного результата не будет.
– Тем не менее, в высоких сферах уже звучат слова о необхо-
димости корректировки программы…
– Как принято говорить, «предела совершенствованию нет», и
было бы наивно утверждать, что представленная программа иде-
альна. Суть дела в том, что нельзя смешивать в одну кучу различ-
ные идеологии реформирования экономики. Принимая ту идео-
логию, которая заложена в нашей программе, нельзя улучшить её,
переиначивая отдельные компоненты – это всё равно, что мечтать
о яблоках без кожуры. Во времена «первого пришествия» Гайдара
спорили о том, отпускать цены сейчас или позже, но так или иначе,
а все пришли к этому, и Татарстан – тоже, пусть «мягче», пусть не
так радикализируя социальное расслоение. Потеоретизировать на
эту тему, правильно или нет поступило руководство нашей респу-
блики, можно и сегодня, но важно понимать, что в принципиаль-
ных планах разницы в подходах нет.
– Как вы оцениваете структурные изменения кабинета ми-
нистров: как существенные или, скорее, как косметические?
– На сегодняшний день я вижу формальные перемены, а после-
дуют ли за ними сущностные – покажет время. Например, пока
трудно сказать что-либо определённое относительно будущности
Гос­ком­имущества, из названия которого исчезло словосочетание
«промышленная политика», поскольку неясно, кто станет шефом
комитета. До сих пор на этом месте была явно неординарная фигу-