Стр. 184 - Tarkaev-1

Упрощенная HTML-версия

184
Жизнь интересна
. Памяти Александра Таркаева посвящается
Online». Шесть лет назад интернет-аудитория была ещё не столь
широкой. У нас как-то всё сразу «заладилось».
Мы стали выступать на разных площадках с предвыборной про-
граммой Таркаева, убеждая чистопольцев в необходимости избра-
ния ими именно этого кандидата. Несколько раз встречались со
студентами факультета «Восток» Казанского авиационного инсти-
тута. Александр Никитич достаточно уверенно победил в выборах
2005 года.
Он, безусловно, был очень деловым человеком и, безусловно,
был конформистом.
Иногда из уст простых людей можно было услышать: «А что кон-
кретно сделал Таркаев?». Народ рассуждает очень просто: сколько
миллионов он притащил в город? А какие это миллионы, ворован-
ные или полученные в результате использования административ-
ных ресурсов, никого не интересует. Утверждение о том, что депу-
тат должен заниматься законотворчеством, настораживает народ.
«А мы-то тут причём? Что мы с этого получаем?».
В этом плане у Таркаева было много критиков, молчащих сей-
час, когда в казну Чистополя поступают большие деньги, якобы
их даёт очередной депутат. Ещё не наступило время депутатов-
интеллектуалов, пока ещё время депутатов – «бульдозеров».
Конечно, Таркаев не мог дать городу столько, сколько может дать
«Татнефть». Безусловно, у него такой поддержки не было. Но часто-
та личных визитов Александра Никитича в Чистополь, количество
его бесед с людьми, его личная им помощь значительно превышала
таковую его конкурентов.
Сложности возникали и из-за недопонимания Таркаева его бли-
жайшими соратниками по партии. У партии не было нормальной
базы и платформы, не было единого направления движения.
Часто его положение можно было назвать двусмысленным. Алек-
сандр Никитич не конфликтовал с властью, не занимался обличи-
тельством, не объявлял голодовок, не «кричал на остановках».
Критика Таркаева всегда была конструктивной, не огульной.
Он мог пойти на конфликт, но делал это крайне редко. Я лишь од-
нажды видел его раздражённым. И раздражение его касалось по-
пытки заставить его делать не его дело. Он мог желчно, саркасти-
чески что-то сказать, но никогда не кричал. Он предлагал ответ на
вопрос: как? Предлагал решение. Был креативен. Поэтому был все­
гда и везде востребован. Но вокруг были люди, и люди такие, какие
они есть.