Стр. 171 - Tarkaev-1

Упрощенная HTML-версия

Часть 1.
Александр Таркаев. Жизнь
171
слышала, чтобы кто-то сказал об Александре Никитиче плохо. И не
помню, чтобы журналисты копались в его делах, искали счета в за-
граничных банках, коттеджи в пригородах Казани…
Отношений с властью Таркаев без нужды не обострял, во вся-
ком случае, мне не знакомы какие-либо конфликты на этой по-
чве с его участием. И не был крутым оппозиционером, хотя на-
верняка не менее других либералов хотел новой жизни. Но мало
знаю людей, позиция которых заставляла руководителей респу-
блики прислушиваться и к их критике, и к их советам. Как верно
заметила на гражданской панихиде в Государственном Совете
Зиля Валеева, Александр Никитич имел свою позицию по всем
событиям, происходящим в Татарстане: «Он всегда докапывался
до сути вопроса, пытался уберечь от опасности. Когда есть такие
люди, как Александр Таркаев, общество застраховано от ошибоч-
ных решений».
«Мы ещё очень мало пытаемся влиять на государство», – призна-
вался Таркаев в одном из интервью. Он видел во власти инструмент,
с помощью которого можно достичь целей, важных для бизнеса, а
значит – и для Татарстана.
Александр Никитич относился к людям, которые могут разгова-
ривать с властью в целом, с конкретными чиновниками, занимаю-
щими высокие посты, как с равноправными партнёрами. Таких в
нашей ­стране мало. У нас власть либо облизывают с ног до головы,
либо с упоением клеймят.
Конечно, его тянули в ряды оппозиционеров. Но он всегда пред-
почитал оставаться вне политических разборок. Некоторые наши
оппозиционеры скорее укрепляют власть. Потому что их не всег-
да адекватное поведение пугает простых людей, и они на выборах
предпочитают голосовать за тех, кого знают больше, кто более пред-
сказуем. То есть за тех, кого предлагает власть.
Общение с Александром Никитичем, наблюдение за ним в десят-
ках ситуаций позволяет утверждать, что его сила была не в умении
хлестко заклеймить оппонента как консерватора и врага реформ,
а в способности увлечь его СВОЕЙ идеей. Не буду первой, если на-
зову его одним из самых интеллигентных людей в бизнес-элите ре-
спублики. Возможно, он был таким по природе (что называется, по-
рода), возможно, это было благотворное влияние долгой жизни в
Америке, где бизнес в основе своей – дело нравственное.
Высказывая своё мнение, Таркаев бывал и резок, и нелицеприя-
тен. Вот что он сказал однажды о современной элите, а значит – о