Стр. 169 - Tarkaev-1

Упрощенная HTML-версия

Часть 1.
Александр Таркаев. Жизнь
169
Всё в порядке. Кое-кто попробовал себя в правительстве – сбежал
быстренько. Кое-кто продолжает пробовать».
Для книги «Республика Татарстан: новейшая история» я отобра-
ла несколько публикаций Таркаева. Помню, как мучительно было
их сокращать. Любая мысль казалась важной и интересной. Увере-
на, эти материалы – одно из самых важных свидетельств о развитии
нашей рес­публики по пути экономических и социальных реформ.
Думаю, о разносторонней деятельности Александра Никитича в
книге о нём расскажут многие. Я постараюсь выразить своё воспри-
ятие этой многогранной личности. Иногда на расстоянии человека
понимаешь больше, чем вблизи.
«Я не член правительства и оптимизм мне не обязателен», – ска-
зал Александр Никитич в одном из интервью. Розовым оптимистом
он и вправду не был. Всегда чётко представлял, в каком мире живёт,
с какими реальными трудностями связана реализация любых идей.
Но при этом он умел смотреть в будущее с надеждой, хотя в одном
из интервью и назвал себя пессимистом. Иначе давно бы опустил
руки. Продвижение чего-то нового точно выявляет истинную меру
наших небольших возможностей влиять на ситуацию или процес-
сы, и очень трудно при этом оставаться оптимистом.
Взять ту же республиканскую программу поддержки малого
бизнеса. Сколько было говорено про необходимость такой под-
держки, сколько встреч на разных уровнях проведено, сколько
документов писано и принято! А программу утвердили совсем
не тогда, когда требовал глава республики, а много позже. И не
парламентом, а правительством. Такова сила сопротивления, ко-
торую приходилось и до сих пор приходится преодолевать в реаль-
ной действительности.
Меня всегда поражало то, с каким олимпийским спокойствием
относился к таким помехам Александр Никитич. Во всяком случае,
внешне. В пример могу привести интервью 1997 года. Артём Кара-
петян ехидно спрашивает, ЧТО с программой социального и эко-
номического прогресса, в которую Таркаев вложил столько сил и
надежд? И тут же сам отвечает – это «несбывшаяся романтическая
попытка найти точку опоры, с которой можно повернуть кризис
вспять».
Возможно, Александр Никитич, зная больше, чемжурналист, мог
бы найти для такого случая формулировки и пожёстче, но он пред-
почитает говорить о позитивном: «Всё, что мы предлагали, – относи-
тельно структуры управления, функционального принципа постро-