Стр. 152 - Tarkaev-1

Упрощенная HTML-версия

152
Жизнь интересна
. Памяти Александра Таркаева посвящается
Наше общение продолжалось и когда я перешёл на КАМАЗ. Кста-
ти, Александр Никитич ещё до того, как я принял решение пойти
на КАМАЗ, был рьяным сторонником этой идеи. Считал, что это
хороший вариант. Правда, я до сих пор не знаю, о ком он думал – о
КАМАЗе или обо мне. Ну, а если серьёзно: он понимал, что я долго
в министерском кресле сидеть не могу, и наступит период, ког-
да это станет скучно. Я пришёл на КАМАЗ, и он со своей молодой
­командой встал рядом. И я всегда был уверен, что если мне нужно
какую-то новую идею проработать по КАМАЗу – эта команда всегда
рядом. И сегодня очень многие выходцы из «Диалог консалтинг»
работают на КАМАЗе.
Основной вклад в работу КАМАЗа самого Таркаева был сделан
ещё до того, как я появился на КАМАЗе. Я имею в виду ту тяжелей-
шую работу по реструктуризации долгов, в которой мне, собствен-
но, досталась только финишная часть. А вся идеология решения
долгового кризиса, поиск путей реализации были выработаны ра-
нее, под руководством Равиля Муратова. Александр Никитич тогда
возглавлял комитет по собственности КАМАЗа. занимался именно
этой стратегией. Потом «Диалог консалтинг» активно участвовал в
начатой уже при мне реорганизации системы сбыта и в построении
системы сервисных сетей. Правда, меня они часто упрекали, что я
слишком медленно иду по дороге реформы КАМАЗа.
Он торопился, торопился жить, торопился изменять мир к луч-
шему. Александр Никитич был очень тонкий интеллектуал, интел-
лигентный человек, с невероятным кругозором. С ним можно было
решать широчайший ряд вопросов. Он легко доводил до чеканных
и точных формул многие проблемы. Но он был слишком идеализи-
рован для нашего реального мира. Потому что люди не поспевали
за реформами, не так быстро менялись, как хотелось бы. Он часто
очень категоричен. Это нормальная позиция эксперта, поскольку
дело эксперта – оценивать ситуацию, давать рекомендации и стро-
ить прогнозы. А он был, прежде всего, великолепным экспертом.
К сожалению, не всегда реальная жизнь поспевает за хорошими
идеями. Мы на КАМАЗе пришли к выводу, что нужно укрупнять биз-
нес автопрома, выводить компанию на более широкие простран-
ства. Был проект присоединить ЗИЛ и сообща расширить нашу про-
дуктовую линейку. Был даже протокол на эту тему, подписанный
Лужковым. Интеграция давала хороший синергетический эффект
по агрегатному производству. Налицо были все плюсы. Но ЗИЛ ни-
когда не был «просто» автомобильной компанией, он всегда был