Стр. 108 - Tarkaev-1

Упрощенная HTML-версия

108
Жизнь интересна
. Памяти Александра Таркаева посвящается
далее. Но жить в бизнесе, сохраняя человеческое лицо, все-таки у
нас возможно. Думаю, мы так и жили. Добиваясь своих целей, не вы-
жигая и не вытаптывая окружающих. Это, по большому счёту, в зна-
чительной степени противоречит самой философии бизнеса, пото-
му что очень много ситуаций, когда ты обязан быть жестоким и «ру-
бить» конкурентов. А Александр Никитич в этом смысле был очень
мягким и очень щепетильным человеком. И очень боялся кому-то
сделать больно. Вот в политической борьбе он этого совершенно не
боялся, а в бизнесе старался по максимуму этого избегать.
И он всегда поступал по чести. Был, когда нужно, твёрдым и
жёстким, но с людьми всегда поступал по чести. Это и есть – челове-
ческое лицо. Ты должен установить некоторые принципы, исходя из
понятия чести, нравственности, и соблюдать их во что бы то ни ста-
ло. Соблюдать самому и не быть терпимым к тем, кто их нарушает.
Хотя подобные ситуации он всегда очень тяжело переживал.
Для него не было большим ударом, чем обнаружить измену этим
принципам в людях, с которыми он работал. У Александра Ники-
тича было даже полушутливое прозвище в компании – «наши ум,
честь и совесть»…
Надо сказать, что у нас с ним всегда были разные роли в компа-
нии. Собственно говоря, и сила нашего союза была в том, что мы
были совершенно разные люди и у нас разные роли. Он – иннова-
тор. Я могу выстраивать процессы…
У нас практически не было каких-то принципиальных разногла-
сий. У каждого были свои идеи, право на их реализацию, и – право
на ошибку при их реализации. Потому что бизнесы бывали разные.
Мы в 1992 году и грибы пытались выращивать, а они не росли…
Были ситуации, когда после обсуждения и под воздействием пози-
ции партнёра мы отказывались от бизнес-идей, но такие случаи –
единичны. А в большинстве своем каждый имел право реализовы-
вать идею и при этом получить поддержку партнёра.
В середине 90-х Саша выдвинул идею создания инвестиционного
направления.
К сожалению, романтика первых шагов приватизации оказалась
«не у дел», в конечном счёте. В целом это было огромное надува-
тельство. В первые годы фонд «Диалог» развивался, мы даже при-
соединили небольшой фонд «Ифрат», а потом начался второй этап
приватизационного процесса. И на этом этапе практически «ки-
нули» все фонды. Мы, например, вложили деньги, ваучеры наших
пайщиков в одно известное предприятие, а его некие умные люди