Стр. 101 - Tarkaev-1

Упрощенная HTML-версия

Часть 1.
Александр Таркаев. Жизнь
101
С этого началось наше знакомство, поскольку после рассмотре-
ния всех возможных вариантов я остановился именно на его канди-
датуре.
В университете неоднозначно относились к Александру Никити-
чу, в том числе специалисты в этой области. Но для меня было важ-
но то, что я почувствовал, – это человек действия, причём разумно-
го действия.
А университету в тот период такой подход был крайне необхо-
дим. Университет был немного убаюкан сознанием своей значимо-
сти, исторической ценности. Но история не отменяет потребность
развивать современный университет. Для этого нужны были люди
действия.
Таким человеком и был Александр Никитич. Могу сказать, что я
ни капельки не разочаровался в своем решении. Более того, пришёл
к выводу, что решение это было очень правильным.
Вот я сказал: Таркаев – человек действия. И мне на память при-
ходит одна ситуация. Вышло, уже не помню даже точно, какое-то
постановление то ли центрального комитета КПСС, или совета ми-
нистров СССР.
И я столкнулся с разной реакцией на него двух людей. Один,
типично университетский человек, начал говорить, что в этом
докумен­те правильно и что неправильно. А второй мыслил совер-
шенно по-другому: он стал думать, как действовать в условиях та-
кого постановления. Я был тогда совсем молод, и это стало для меня
важным уроком: как надо действовать.
Если говорить про Александра Никитича, то у него как раз соче-
тались и те, и другие свойства, он и анализировал, что правильно, и
что неправильно, и сразу начинал думать, как действовать в задан-
ных условиях. Его аналитический ум проявлялся всегда. Но в то же
время Таркаев был готов действовать…
Потом наступил период всем известной перестройки. Я был вы-
двинут кандидатом в народные депутаты СССР, и возникла необхо-
димость создать нечто вроде предвыборного штаба.
Первыми кандидатами в этот штаб были Александр Никитич
Таркаев и Марат Николаевич Овчинников. Они, кстати, дружи-
ли. Это были самые важные фигуры, «моторы» штаба. С их сто-
роны я получал всемерную поддержку и очень интересные пред-
ложения.
Мы обсуждали самые разные вопросы, но, конечно, прежде всего
вопросы образования и науки. Идеи были самые разные, и позднее